Снять историю, понятную всем: художник "Холодного сердца" о новом кино и анимации в России

отметили
2
человека
в архиве
Снять историю, понятную всем: художник "Холодного сердца" о новом кино и анимации в России

Развитие технологий и международных связей делает искусство все более интернациональным. Отечественная анимация завоевывает популярность за рубежом, а иностранным кинематографистам предлагают благоприятные условия для съемок в России, используя программу ребейтов. Ребейты предполагают компенсацию 30–40% затрат на производство картины создателям кино, сериалов, мультфильмов, если над лентой работали на территории России. Это направлено на поддержку туристической отрасли.

30 января в прокат выходит анимационная лента «Playmobil фильм: Через вселенные». В ней вместе с актерами снялись игрушечные персонажи одноименного популярного конструктора. Главные герои — брат с сестрой, потерявшие родителей, — попадают в мир своих детских фантазий и проходят через пять киновселенных, чтобы наконец вернуться домой. Режиссером выступил известный американский художник-аниматор Лино ДиСальво. Он рассказал порталу «Будущее России. Национальные проекты», оператором которого является ТАСС, как снять актуальную для всего мира историю, привлечь зарубежных аниматоров в Россию и сохранить старые картины для будущих поколений.

— Вы очень опытный аниматор, 17 лет работали в студии Disney, участвовали в создании таких хитов, как «Вольт», «Холодное сердце» и «Рапунцель: Запутанная история», но «Playmobil фильм» стал для вас дебютом в качестве режиссера. Почему вы решились на этот шаг и был ли он сложным?

— Это все сложно (смеется). Я наслаждался. Вы знаете, моей мечтой было работать в Disney, и я пообещал себе, что, когда мне посчастливится поработать над большим сказочным мюзиклом, это станет сигналом, что пора начинать новую главу моей карьеры. Таким проектом стало «Холодное сердце», и для меня это действительно было исполнением мечты. После того как я стал главой анимации в Disney, следующий креативный шаг — режиссура собственных фильмов. Мои дети обожают Playmobil, и я решил, что это естественный переход.

— Что вам в итоге больше понравилось — сидеть в режиссерском кресле или заниматься анимацией?

— Я люблю и то и другое, но мне пришлось договориться с самим собой, что, когда начнется работа над «Playmobil фильм», я не стану углубляться в анимацию настолько, что ничем другим заниматься не смогу. Слишком велик соблазн вернуться к привычному образу мышления и проводить все время с аниматорами, вместо того чтобы заботиться об осветительных приборах, рендеринге, сценарии. Мне очень понравилось работать над всеми аспектами съемочного процесса.

— Чем вас заинтересовал сценарий? Вы сами придумали историю или вам ее кто-то принес?

— Я сам. Мои родители жили в Нью-Йорке, я там вырос. В двадцать с чем-то лет я переехал в Лос-Анджелес, чтобы работать в Disney, но, бывая в Нью-Йорке, видел, что родители хранят все мои детские игрушки. Каждый раз, когда я на них смотрел, они переносили меня обратно в те времена, когда я был маленьким. Я предложил компании Playmobil эту историю о брате и сестре, которые воссоединяются со своим детством, превратившись в свои старые игрушки, и попадают в приключения, где начинают мыслить как дети, чтобы выбраться из этой большой магической проблемы.

— Почему, на ваш взгляд, эта история интересна зарубежной аудитории?

— Вот чему я научился в Disney: если ваш протагонист переживает такую «первобытную» проблему, как, например, спасение члена семьи, — это абсолютно общечеловеческая история. Я очень хотел, чтобы в фильме была эмоциональная правда. Во всех моих любимых картинах главный фокус — на семье. Тот факт, что я сам отец, всегда возвращает меня к идее воссоединения семьи. Поэтому мне кажется, что такой мультфильм найдет аудиторию по всему миру. Я на это надеюсь.

— Мультфильм стал совместной продукцией почти десятка стран. Это как-то сказалось на вашей работе или на результате?

— Хороший вопрос. У компании Playmobil было право голоса, но в большинстве случаев разрешали и продюсерам, и мне делать то кино, которое мы хотим. Когда снимаешь фильм, в идеале у тебя один дистрибьютор и исполнительный продюсер — у больших студий есть такая роскошь. Но когда снимаешь независимую картину, вокруг много людей, инвесторов, у которых есть мнение о том, что ты делаешь, и это вызов. Тем не менее мы сделали тот фильм, который хотели, и Playmobil нас полностью поддержал.

— В прошлом году в России запустили систему ребейтов, чтобы зарубежные кинопроизводители стремились работать в стране. Как вы считаете, могут ли эти меры помочь и в сфере анимации? Например, способствовать созданию российско-американской продукции...

— Я думаю, любая страна, которая демонстрирует добрые намерения по отношению к кинопроизводителям через ребейты, поступает прекрасно, потому что кинематографисты хотят работать и снимать там, где их поддерживает государство. Так что, я считаю, это будет отличная система.

— Есть ли в принципе у национальной анимации шанс против таких гигантов, как Disney?

— Я в этом уверен. Если качество анимации высокое, а история сильная, фильм найдет аудиторию. Особенно с появлением стриминговых платформ и онлайн-кинотеатров — всем нужен контент. Технологии позволяют аниматорам работать по всему миру. Если фильм, например, снимается в России и вы можете привлекать талантливых людей со всего мира — почему нет! Я считаю, что самое важное — это история. Если вы умеете говорить с аудиторией, зрители посмотрят фильм.

— А вы знакомы с современными российскими анимационными фильмами? Они набирают популярность в Европе и Азии, получают номинации на «Оскар», но, кажется, не очень известны американской аудитории.

— К сожалению, я довольно мало видел анимационных фильмов из России, но, как я уже говорил, благодаря стриминговым платформам картины теперь должны быть не только для кинотеатрального проката, можно получить гораздо большую аудиторию.

— Кстати, о стриминговых платформах: они вполне успешно занялись производством собственных художественных фильмов. А может тот же Netflix в будущем стать серьезным игроком в анимационной индустрии?

— Netlflix уже открыл студию в Лос-Анджелесе, так что в ближайшие два-три года, думаю, мы увидим большие анимационные картины производства этой компании. Еще и про Disney+ не забывайте.

— Еще один тренд сегодня — диджитализация, ведь рисованной и кукольной анимации все меньше. В России в рамках нацпроекта «Культура» реализуется программа оцифровки снятых на пленку старых картин, чтобы сохранить их для следующих поколений зрителей. А у цифровой анимации есть «срок годности»? Насколько это надежная альтернатива пленке?

— Я думаю, это сохраняет фильмы, потому что целлулоидная «настоящая» пленка недолговечна, и мне кажется, что делать резервные копии на цифровых носителях — умное решение. Думаю, будущее анимации — комбинация рисованного и цифрового контента.

— Последний вопрос просил задать мой сын. Ему очень понравился «Playmobil фильм», и он интересуется, ждать ли продолжения.

— На самом деле мы его уже написали, оно о персонаже-шпионе Рексе Дашере. Посмотрим, каким будет зрительский отклик на первый фильм, но я держу пальцы крестиком, что мы сделаем сиквел.

Читайте также:

​Древо жизни: как в Ярославской области развивают гаютинскую роспись

Федеральные театры посетили более 5,1 млн человек в 2019 году

Музей в Таганроге к 160-летию с рождения Чехова представил коллекцию рисунков XIX века

Национальный молодежный симфонический оркестр отметит 250-летие со дня рождения Бетховена

Добавил Нацпроекты Нацпроекты 30 Января
Комментарии участников:
Ни одного комментария пока не добавлено


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать